Возможности вычислительных машин и человеческий разум



         

Глава 1. Об орудиях труда - стр. 6


Давным-давно человек замечал регулярность в окружающем его мире (и, как можно предполагать, размышлял о них). Александр Маршак показал, что уже в Верхнем Палеолите (примерно 30000 лет да н. э.) человек имел нотацию для лунных циклов, которая была, по словам Маршака, "уже хорошо разработанной, сложной и изощренной, являясь обычаем, насчитывающим к тому моменту, судя по всему, тысячелетия"1. Но регулярность Вселенной искали и воспринимали со времен классической античности и почти до наших дней как великую гармонию основ мироздания. Идея систематичности природы в том смысле, как мы ее понимаем, т. е. каждая часть и аспект природы могут быть выделены в подсистему, подчиняющуюся законам, которые поддаются описанию в виде функций времени,-такая идея не могла бы быть даже понятой людьми, воспринимающими время не как совокупность абстрактных единиц (а именно часов, минут и секунд), а как последовательность постоянно сменяющихся событий.

Время дня отмечалось определенными событиями, например расположением солнца над какой-либо скалой или, как сообщает Гомер, началом или концом различных работ - запряганием волов (утро) и распряганием (вечер). Продолжительность определялась сопоставлением с общеизвестными фактами, например со временем, необходимым для того, чтобы пройти хорошо известное расстояние или вскипятить определенное количество воды. Времена года узнавались по наступлению сезонных явлений, например отлета птиц. До тех пор, пока дарвиновская эволюционная теория не начала вливаться в поток общепризнанных идей, т. е. приобретать статус "здравого смысла", люди знали, что окружающий мир - это мир воспроизводящихся растений и животных, разливающихся, пересыхающих и вновь разливающихся рек, морей, пульсирующих согласно великому ритму приливов и отливов, и нескончаемо повторяющегося зрелища неба - существовал всегда, и что его фундаментальный закон - извечная периодичность. Космологическое время так же, как и время, воспринимаемое в повседневной жизни, было поэтому некоторой разновидностью сложных биений, повторения и отражения событий.


Содержание  Назад  Вперед