Возможности вычислительных машин и человеческий разум



         

Глава 2. Откуда возникает мощь вычислительной машины - стр. 24


Наша суммирующая машина - специализированная, она может сложить два любых числа, но больше она ничего не может делать. Второй машине в качестве входной информации требуется закодированное описание некоторой машины и некоторое множество данных, с которым описанная указанным образом машина должна работать. В сущности, описание машины, задаваемое второй машине, представляет собой некоторую программу, преобразующую последнюю в ту машину, которую она должна имитировать. Естественно, возникает вопрос: "Какого рода машины можно имитировать подобным способом?"

Я показал, что понимается под формальным языком: некоторый алфавит; некоторое множество правил построения, определяющее длину построенных с помощью этого алфавита цепочек символов, которые являются правильными выражениями в данном языке; некоторое множество правил трансформации таких выражений. Я отмечал также возможность создания машин, являющихся реализацией таких правил трансформации и способных, следовательно, выполнять процедуры, представленные на соответствующих языках. Кроме того, мы рассмотрели некоторую машину, воспринимающую описания других машин и способную имитировать их поведение. Таким образом, мы усилили идею того, что понимается под имитацией В данном контексте. Обратите внимание, что я ни в какой связи не говорил о переводе с одного языка на другой. Наша имитирующая машина не начинает свою работу с перевода задаваемых нами правил трансформации, т. е. закодированного описания нашей суммирующей машины, на свой собственный или какой-то другой язык. Она обращается за консультацией (мы пользуемся словом "интерпретирует") к этому набору правил трансформации каждый раз, когда ей приходится определять, что должна делать имитируемая машина. Таким образом, на каждый шаг имитируемой машины должно приходиться множество шагов (машины) имитирующей.

Сейчас наша цель - создание надежной основы для нашего понятия эффективной процедуры. Мы стремимся к некоторому единственному языку, на котором можно выражать эффективные процедуры по крайней мере в том смысле, что с его помощью можно описывать все наши процедурные языки и снабжать, таким образом, процедуры однозначными интерпретациями.


Содержание  Назад  Вперед