Возможности вычислительных машин и человеческий разум



         

Глава 2. Откуда возникает мощь вычислительной машины - стр. 34


е. не давая используемым символам абсолютно никакой интерпретации.

Не так обстоит дело с естественным языком. Рассмотрим английское предложение: "I never met a man who is taller than John" (Я никогда не встречал мужчины, который был бы выше Джона). Его можно преобразовать в предложение "I never met a taller man than John" (Я никогда не встречал более высокого мужчины, чем Джон). Это преобразование совершенно очевидно сохраняет значение исходного предложения. Если применить это же правило трансформации к предложению "I never met a man who is taller than Maria" (Я никогда не встречал мужчины, который был бы выше Марии), то мы получим предложение "I never met a taller man than Maria" (Я никогда не встречал более высокого мужчины, чем Мария), и, следовательно, в этом случае правило неприменимо. Примененное нами правило не является чисто синтаксическим. Оно касается не только формы неинтерпретированных цепочек символов, но также и их значений.

Мы убедились в том, что на некотором определенном уровне рассмотрения нет существенной разницы между языком и машиной, олицетворяющей его правила трансформации. Мы отметили также, что, хотя законы, олицетворениями которых служат абстрактные машины, не обязательно должны быть логически совместны с законами физического мира, однако законы, реализуемые машинами, вступающими во взаимодействие с реальным миром, должны волей-неволей составлять подмножество законов, которым подчиняется физический мир.

Если мы хотим продолжать отождествление языков с машинами, даже обсуждая естественный язык, то необходимо признать, что какие бы машины не ставились в соответствие естественным языкам, они ближе к машинам, преобразующим и распределяющим энергию, чем к рассматриваемым нами абстрактным машинам, т. е. их законы должны принимать во внимание реальный мир. В самом деле, требования, предъявляемые к ним, являются более жесткими, чем те, которые предъявляются к "настоящим" машинам. И хотя законы настоящих машин - просто подмножества законов физики, законы некоторой естественноязыковой машины должны каким-то образом соответствовать внутренним реальностям личности каждого говорящего на данном языке, скрытым в ней или проявляющимся открыто в то время, когда он говорит.


Содержание  Назад  Вперед