Возможности вычислительных машин и человеческий разум



         

Глава 2. Откуда возникает мощь вычислительной машины - стр. 38


В конце концов, поскольку все могут научиться имитировать универсальные машины Тьюринга, мы по определению сами есть универсальные машины Тьюринга. Это означает, что мы по крайней мере универсальные машины Тьюринга. (Даже некоторая реализованная физически машина Тьюринга - это не только машина Тьюринга; она может быть в то же время, например, настольной подставкой для книг или пресс-папье.)

Мы присоединяемся к Майклу Поляни, утверждающему, что мы знаем больше, чем можем выразить3. В результате мы попадаем в замкнутый круг. Наш вопрос имеет вид: "Что человек может сообщить вычислительным машинам?" Таким образом, под выражением "сообщить" мы понимаем "задавать эффективную процедуру". Теперь вопрос, который нас занимает, принимает вид: "Поддается ли все, что мы захотели бы сделать, описанию в виде эффективной процедуры?" Таким образом, утверждать, что существуют вещи, которые мы знаем, но не в состоянии выразить, не значит, отвечать на наш вопрос; это просто переориентация нашего внимания с понятия "сообщение", на котором до сих пор мы пытались сосредоточиться, на понятие "знание". Мы убедимся в том, что это очень уместный и имеющий решающее значение переход и проблема "что мы можем заставить сделать вычислительную машину" - это, в конечном счете, проблема "каким знанием мы можем снабдить вычислительную машину". Именно это и будет нашей основной темой в большинстве последующих частей книги. Вспомним, кстати, что мы уже затрагивали эту проблему; выше говорилось, что располагать картой города - не значит знать город. Так же умение изложить правила игры в шахматы не есть знание шахмат. Квалифицированный шахматист знает больше, чем может рассказать. Я не утверждаю сейчас (хотя и считаю, что это так), что мы никогда не найдем способ эксплицировать его шахматные знания целиком; я утверждаю лишь, что в этом случае мы имеем дело с примером знания, являющегося эффективным, несмотря на то, что в настоящее время оно не может быть сообщено.Если бы было верно, что шахматные знания квалифицированного шахматиста не поддаются полностью выражению, это значило бы, что никакая вычислительная машина никогда не сможет играть как квалифицированный шахматист. Отнюдь нет. Об этих проблемах говорится далее.




Содержание  Назад  Вперед