Возможности вычислительных машин и человеческий разум


         

в азартные игры, но не


Это не азартная игра.
Существуют также люди, играющие в азартные игры, но не являющиеся ни профессиональными, ни одержимыми игроками. Для одержимого игрока игра - это все. Даже выигрыш менее важен, чем сама игра. Он счастлив, так сказать, только тогда, когда находится за игорным столом.
Всякий, работавший в вычислительном центре или в казино, двери которых к ночи закрываются, узнает сцену, описанную Ф. М. Достоевским, который сам был страстным игроком, в "Игроке": "В одиннадцатом часу у игорных столов остаются настоящие, отчаянные игроки, для которых на водах существует только одна рулетка, которые и приехали для нее одной, которые плохо замечают, что вокруг них происходит, и ничем не интересуются во весь сезон, а только играют с утра до ночи и готовы были бы играть, пожалуй, и всю ночь до рассвета, если б можно было. И всегда они с досадой расходятся, когда в двенадцать часов закрывают рулетку. И когда старший крупер перед закрытием рулетки, около двенадцати часов, возглашает: "Les trois derniers coups, messieurs!" [Прим. перев.: Три последних игры (букв: удара), господа! (франц.)], то они готовы иногда проставить на этих трех последних ударах все, что у них есть в кармане, - и действительно тут-то наиболее и проигрываются" [Прим. перев.: Цитата из романа "Игрок" приводится по тексту полн. собр. соч. Ф. М. Достоевского в 30-ти томах. - Л.: "Наука", т. V, 1973, с. 292]1.
Достоевский с тем же успехом мог бы описать и машинный зал.
Медицинская литература, посвященная маниакальному пристрастию к игре, в основном занимается психогенезом этой мании и, следовательно, рассматривает ее почти исключительно с психоаналитических позиций. В мои задачи не входят психоаналитические рассуждения. Достаточно лишь отметить, что все психоаналитики, начиная с Фрейда, считали манию величия и иллюзии всемогущества основными компонентами психической деятельности одержимого игрока. Не следует принимать либо отвергать психоаналитические объяснения источников подобных бредовых расстройств (например, что они коренятся в неразрешенных эдиповых конфликтах, порождающих стремление добиться превосходства над отцом, которое ведет в свою очередь к подсознательной мотивации уступать), чтобы присоединиться к психоаналитикам и таким писателям, как Достоевский, в признании ведущей роли мании величия, порождающей бред всемогущества, в одержимости игрой.

Содержание  Назад  Вперед