Возможности вычислительных машин и человеческий разум


         

в осознании психологами мощи машинных


Нет нужды и в осознании психологами мощи машинных моделей человеческих функций, чтобы принять грандиозную картину, нарисованную Саймоном и Ньюэллом. Более скромные знаки указывают путь, причем даже более непосредственно.
Чем бы еще человек ни был (а ему присуще еще очень многое), помимо всего прочего человек - это организм, обладающий определенным поведением. Если понимание человеком самого себя носит, по крайней мере, отчасти научный характер, то за наукой должно быть оставлено право допускать, что хотя бы некоторые аспекты поведения человека подчиняются законам, которые наука в состоянии открыть и формализовать в рамках какой-то концептуальной научной системы. Сколь бы наивное и неформальное или, наоборот, сложное и формальное понятие "информации" не существовало бы в вашем сознании, следует согласиться с тем, что человек действует на основании информации (реагирует на нее), с которой он, сталкивается в окружающей его среде, а его действия, особенно вербальное поведение, в свою очередь информирует среду. Следовательно, кем бы еще человек ни был (еще раз отметим, что ему присуще многое), помимо всего прочего, человек - приемник и передатчик информации. Но даже и при этом его роль совершенно очевидно выходит за пределы обыкновенного зеркала, более или менее точно отражающего любые падающие на него сигналы. Дело в том, что человек обращает внимание лишь на малую долю того, что Уильям Джеймс назвал "пышущим красками, гудящим смешением" ощущений, обрушиваемых на него средой, и преобразовывает этот "продукт перегонки" своего мира в воспоминания, различные мысленные образы, речь и литературные произведения, удары по клавишам фортепьяно - короче говоря, в мысль и поведение. Значит, кем бы еще человек ни был (а он является еще очень много кем), помимо всего прочего, человек - система обработки информации.
Ниже я постараюсь придерживаться позиции, что нет ничего дурного ни в рассмотрении человека как некоторой системы обработки информации (или на самом деле чего бы то ни было еще), ни в попытке понять его, исходя из этой позиции (с оговоркой, однако, что мы никогда не действуем так, как если бы человека в целом можно было бы постичь, опираясь на какой-то единственный подход).

Содержание  Назад  Вперед