Возможности вычислительных машин и человеческий разум


         

Это обстоятельство имеет колоссальное значение


Это обстоятельство имеет колоссальное значение для всякой оценки машинных моделей сложных явлений.
Теория, конечно, не просто грамматически правильный текст, в котором используется некоторое множество терминов, символически связанных с реальностью; это систематизированная совокупность формулировок законов. Ее содержание, сама ее ценность как теории определяется по крайней мере в той же степени структурой взаимосвязей ее законов, как и самими ее законами. (Студенты иногда готовятся к экзаменам по физике, заучивая набор формул. Подобные ухищрения памяти вполне могут позволить им проскочить на экзаменах, но едва ли в этом случае можно сказать, что они знают физику, т. е. что, другими словами, они овладели теорией.)
Итак, теория, по крайней мере, хорошая теория, - это не просто некая разновидность банка данных, в котором можно "посмотреть", что будет происходить при таких-то и таких-то условиях. Она скорее напоминает карту (к этой аналогии Каплан тоже прибегает) частично исследованной территории. Ее функции часто носят эвристический характер, т. е. она направляет действия исследователя в процессе дальнейшего исследования. Таким образом, значение теории заключается не в том, что она отвечает на вопросы, а в том, что она направляет и стимулирует осмысленный поиск. Не существует единственной "правильной" карты территории. Аэроснимок некоторого района выполняет эвристическую функцию, например, для специалиста в области планирования использования земельных ресурсов, отличную от той, которую выполняет демографическая карта того же района. Следовательно, одна из возможностей использования теории заключается в том, что она подготавливает те понятийные категории, в рамках которых теоретик и практик будут ставить свои вопросы и планировать свои эксперименты [прим.авт.: Не следует считать, что эта эвристическая функция теории проявляется только в науке. Упомянем лишь один из множества возможных примеров из ненаучной сферы: Стивен Маркус, американский литературный критик, использовал литературоведческие теории, переформулированные на базе психоаналитических представлений, при проведении глубокого антропологического изучения той "инородной, особой и экзотической" субкультуры, которой являлась сексуальная субкультура викторианской Англии. [См.

Содержание  Назад  Вперед