Возможности вычислительных машин и человеческий разум


         

и Уотсоном, упали на почву,


Результаты, полученные Криком и Уотсоном, упали на почву, уже подготовленную имевшимися, у широкой публики смутными представлениями о вычислительных машинах, схемах их элементов и узлов, теории информации (с ее упором на коды и кодирование) и, конечно, несколько более точными представлениями о менделизме [Прим. перев.: Менделизм - учение о закономерностях наследственности, положившее начало генетике как науке. Заложено Грегором Иоганном Менделем (1822-1884), австрийским естествоиспытателем. Менделизм сыграл в биологии революционизирующую роль, доказав, что наследственные факторы имеют корпускулярную, дискретную природу, а их переход от поколения к поколению определяется статистическими закономерностями], наследовании признаков и т. п. В результате людям было нетрудно рассматривать "раскрытие" генетического кода как расшифровку некоторой программы вычислительной машины, а то, что структура молекулы ДНК представляет собой двойную спираль, - как развертывание основной схемы соединений вычислительной машины.
Соединение такой концептуальной схемы с концептуальной схемой, рассматривающей человека в качестве некоторого физического объекта, фактически неизбежно приводит к выводу, что человека можно спроектировать и построить по заранее составленной подробной спецификации.
Нет смысла сетовать на то, что Эйнштейн никогда не предназначал свою теорию для роли одной из составляющих только что описанной метафоры. В конце концов, просто необходимо, чтобы два контекста, соединяемых метафорой, сначала были разъединены, так же как (выше я подчеркивал это) модель не обязана находиться в причинной связи с тем, что она моделирует. Осложнения, связанные с упоминавшимся употреблением двух метафор, заключается в том, что в обоих случаях эти метафоры были чрезмерно расширены.
Эйнштейн, имел в виду, что не существует какой-то фиксированной, абсолютной пространственно-временной системы отсчета, в пределах которой физические явления находят свою судьбу. Следовательно, всякое описание физического явления (и в этом смысле всего, что угодно) должно быть связано с некоторой определенной пространственно-временной системой отсчета.

Содержание  Назад  Вперед