Возможности вычислительных машин и человеческий разум


         

Кроме того, эти вопросы неразрывно


Кроме того, эти вопросы неразрывно связаны друг с другом и их следует задавать вместе. Если действительно весь человеческий опыт и порождаемая им структура взглядов не поддаются формализации, то на самом деле существуют цели, уместные для человека и неуместные для машин. И если бы мы пришли к выводу (к чему я и веду), что такие цели действительно существуют, то мы могли бы говорить и о том, какую деятельность следует и какую не следует возлагать на машины.
Сам факт превращения этих вопросов в существенные характеризует глубину проникновения метафоры информационного подхода в академическое сознание и сознание широкой публики. Если мы проведем "инвентаризацию", то быстро обнаружится, как мало на самом деле до сих пор сделано. В книге Ньюэлла и Саймона "Решение задач человеком" (Human Problem Solving) детально обсуждается только три типа задач: криптоарифметические, доказательство теорем в простейшем логическом исчислении и шахматные. Достижения управляемых вычислительными машинами машин "рука - глаз", созданных в Массачусетском технологическом институте и Станфордском университете (постройка конструкций из кубиков по моделям, предъявляемым системе, и навинчивание гаек на болты), справедливо провозглашаются триумфом теми, кто понимает невероятную сложность задач, которые необходимо было решить предварительно. Были и другие подобные триумфы. Однако то, что подобные достижения заслуженно встречаются с таким восхищением, свидетельствует о том, насколько примитивны наши нынешние знания о человеческом мозге. Джордж А. Миллер, подобно представителям современной вычислительной лингвистики, также говорит о концептуальных структурах, составляющих основу мышления и языка человека, но он замечает при этом:
"Сегодня просто абсурдно претендовать на то, что нам известно, каким образом, можно заложить хоть в какую-нибудь машину эти сложные концептуальные структуры"11.
Виноград действительно говорит от имени всего искусственного интеллекта, независимо от того, признают это его коллеги или нет: наши системы затрагивают лишь тончайший пласт соответствующего знания.

Содержание  Назад  Вперед