Возможности вычислительных машин и человеческий разум


         

В современной истории вычислений много


В современной истории вычислений много раз случалось так, что какое-то техническое достижение, связанное с аппаратной частью или программным обеспечением вычислительных машин, порождало эйфорию, фактически близкую к сущему помешательству. Когда системы, которые считались тогда большими вычислительными машинами, впервые стали работать более или менее надежно, многие вполне разумные во всех остальных отношениях люди пали жертвой того, что я назвал бы синдромом "теперь, поскольку у нас (наконец) есть X, мы можем сделать Y". В той ситуации X считались запоминающие устройства (память) очень большой емкости и с очень высокими скоростями вычислений, а Y был машинный перевод. (Я не буду приводить здесь ссылки - ведь эта лихорадка, поразившая "оступившихся", уже давно спала).
Первоначальное представление заключалось, как несколько позже сформулировал Роберт К. Линдсей, в том, что
"высококачественный перевод может осуществляться лишь машиной, оснащенной достаточно детализированными синтаксическими правилами, большим словарем и обладающей достаточной скоростью для изучения контекста неоднозначных слов на несколько слов в каждом направлении"1.
Вычислительные машины все еще не обеспечивают "высококачественный перевод".
Твердолобый догматик старой школы (если они еще сохранились) мог бы возразить, что мы все еще не располагаем "достаточно детализированными синтаксическими правилами" или "достаточной скоростью", позволяющими добиться желаемого результата. Однако истинная проблема состоит в том, возможна ли вообще подобная "достаточность". Позволят ли любой набор синтаксических правил, сколь детализированы бы они ни были, любая скорость вычислений и словарь любого размера добиться получения высококачественного перевода? Каждый серьезный исследователь согласится сегодня, что ответом на этот вопрос является "нет".
Перевод следует рассматривать как процесс, включающий два различных, но не вполне разделимых элемента: 1) переводимый текст должен быть понят; 2) должен быть получен текст на выходном языке.

Содержание  Назад  Вперед