Возможности вычислительных машин и человеческий разум


         

с тем же успехом можно


Очень распространено ее разведение в аквариумах (в русском языке слово "гуппи" не склоняется)]; вместо них с тем же успехом можно было бы использовать X и У. А слово "has" [Прим. перев.: Английский глагол "to have" ("has" - форма 3-го лица единственного числа) может употребляться в качестве смыслового глагола со значением "иметь", "обладать" (в предложении "Tom has twice as many fish as Mary has guppies") и в качестве вспомогательного глагола (в сочетании "to have a cold"-"простудиться"), где он утрачивает свое основное значение "иметь" и выражает в сочетании с существительным (в данном случае "cold" - "простуда") единое понятие] не имеет здесь той коннотации, которую оно имело бы в предложении "Тот has a cold".
Задание очень сильно ограниченного пространства контекста чрезвычайно упрощает задачу понимания - и это, естественно, справедливо и для случая коммуникации между людьми.
Конечно, в большинстве реальных ситуаций понимание должно быть взаимным. В случае общения человека с вычислительной машиной мы хотим, чтобы машина понимала нас с определенной целью: могла сделать для нас что-то, скажем, ответить на вопрос, решить математическую задачу или пилотировать летательный аппарат; причем мы, в свою очередь, рассчитываем на понимание ее действий. Только что приведенные примеры не проливают света на этот аспект общения человека и машины. Ответы, выдаваемые программами "Baseball" ("Бейсбол") и "Student", не дают достаточной свободы интерпретаций, чтобы их считать неясными. Невозможно представить себе, что с этими программами можно было бы вести интересную беседу. Наиболее существенно то, что сами эти программы вопросов не задают.
Первая программа, осветившая этот второй аспект проблемы общения человека и машины, - моя собственная программа "Элиза"4[прим. авт.: Я выбрал для программы имя Элиза потому, что, как и Элизу Дулиттл из знаменитого "Пигмалиона" Д.

Содержание  Назад  Вперед