Возможности вычислительных машин и человеческий разум


         

Осознай они это обстоятельство, им


Осознай они это обстоятельство, им можно было бы продвинуться на следующий освободительный этап: осознание также и того, что истина неэквивалентна формальной доказуемости.
Урок, который я хотел здесь преподать, не заключается в том, что мозг человека подчиняется гейзенберговским неопределенностям (хотя, возможно, это так и есть), и нам, следовательно, никогда не удастся постичь его полностью в рамках тех типов редукции к дискретным явлениям, которые имел в виду Лейбниц. Урок в данном случае, скорее, состоит в том, что та часть человеческого мозга, которая вступает с нами в коммуникацию с помощью рационального и научного языка, сама представляет собой некий инструмент, искажающий объект своего наблюдения, в частности, своего бессловесного партнера - бессознательное, между которым и нашим сознательным "я" оно служит связующим звеном. Связи и ограничения этого инструмента определяют то, что должно составлять рациональные (и снова, если хотите, научные) описания и интерпретации явлений, свойственных нашему миру. Следовательно, эти описания никогда не могут быть полными, точно так же, как партитура не может обеспечивать исчерпывающего описания или интерпретации даже самой простой песенки. Но (и спасительную силу этого феномена высокомерный и беспардонный сциентизм пытается отнять у нас) мы познаем и понимаем не исключительно посредством сознательных механизмов [Прим. перев.: Сциентизм - концепция, заключающаяся в абсолютизации роли науки в системе культуры; представляет собой не строго оформленную систему взглядов, а определенную социально-культурную позицию, проявляющуюся как во внешнем подражании точным наукам, принимаемым в качестве эталона научного знания вообще, так и в абсолютизации естественных наук в качестве единственно научного знания и отрицания философско-мировоззренческой проблематики]. Мы в состоянии слышать "третьим ухом", ощущать животрепещущую истину, являющуюся истиной, выходящей за пределы любых стандартов доказуемости. Я утверждаю, что именно эта разновидность понимания и соответствующая разновидность интеллекта, из него выводимая, не поддаются имитации на вычислительных машинах.

Содержание  Назад  Вперед