Чего не могут ЭВМ


Критика искусственного разума - стр. 39


Шахматист, отчет которого мы цитировали выше, даже не осознает, что он фактически проверил (или фактически исключил из рассмотрения) несколько сот позиций, которые пришлось бы просчитать для того, чтобы путем перебора оценить конкретную ситуацию на шахматной доске. А ведь та конкретная ситуация, на которой в конце концов останавливается внимание испытуемого, зависит от общей позиции. Для того чтобы понять, как все это возможно, рассмотрим феномен, который У.Джемс называл "периферийным сознанием". Тот факт, что мы замечаем тиканье часов только тогда, когда они остановились, являет собой простой пример подобного рода краевого сознания. Другим, более сложным и подходящим к делу примером является то расплывчатое восприятие лиц, какое имеет место, когда мы ищем в толпе знакомого.

Однако невозможно привести вполне адекватный пример

46

феномена такого рода, поскольку речь идет о явлении, которое противоположно процессу явного осознания, основанному на просчитывании. Ни в одном из подобных примеров нельзя с уверенностью сказать, что испытуемый действительно использует информацию, остающуюся на периферийных полях его сознания. Пример с шахматами лучше всего представлять себе в терминах данного М. Поляным общего описания способности краевого сознания концентрировать информацию, относящуюся к нашей "периферической" психической деятельности,

"Эта способность присуща той области, которая имеет тенденцию действовать как фон, потому что располагается она где-то вокруг центрального объекта нашего внимания. Наблюдаемая уголком глаза или хранящаяся в закоулках нашей памяти, эта область неизбежно влияет на то, как мы воспринимаем объект, находящийся в центре внимания. Можно даже сказать, что мы осознаем эту едва замечаемую нами область гпавным образом потому, что на ней мы выделяем тот объект, который привлек наше внимание"*.

Если мы, например, знаем, что такое "дом", то его передняя сторона будет выглядеть "толще", чем собственно фасад, потому что подсознательно мы чувствуем за ней сам дом. Так и в шахматах: связи, соединяющие между собой различные фигуры, оставаясь в периферийном сознании, привлекают внимание шахматиста к ситуациям на шахматной доске, которые он воспринимает либо как многообещающие, либо как опасные или просто стоящие внимания.

А, Ньюэлл и Г.Саймон сами отмечают:

«В шахматной игре человек использует категории гораздо более




Начало  Назад  Вперед



Книжный магазин