Чего не могут ЭВМ


ПРОЦЕССЫ ПЕРЕРАБОТКИ СЕМАНТИЧЕСКОЙ ИНФОРМАЦИИ - стр. 17


Если теперь испытуемый столкнется с сочетанием фигур Аи В, опыт его резко расширится и обогатится. Сначала у него появится смутное ощущение сходства между совершенно различными как будто изображениями. Конструкция, состоящая из двух данных фигур, в целом может показаться несоединимой, иррациональной, непостижимой. Налицо две вертикальные организации, сочетающиеся в своего рода симметрии, которая разрушается отношениями по диагонали между двумя большими "заполненными" кругами и двумя маленькими "незаполненными" фигурками. Многообразие структурных характеристик никак не складывается в единое, устойчивое и доступное пониманию целое. Не исключено, однако, что испытуемый внезапно уловит, что четыре меньших фигуры - два равных кружка вверху и два равных квадрата внизу - составляют вместе простую прямоугольную структуру. Как только эта структура станет доминирующим мотивом или организующей основой целого, остальные фигурки-два больших круга - добавятся к основному образу в качестве второстепенных "диагональных украшений". Иерархия структур установлена. Теперь конструкция из двух фигур устойчива, обозрима, доступна пониманию и потому готова к сравнению с другими фигурами. Первый акт поиска решения задачи произошел.

Когда после этого человек обратится к фигуре С, то новое в ней для него с самого начала будет определяться опытом, накопленным при рассмотрении фигур А и 6. Будучи сравниваема с фигурой А, фигура С обнаруживает аналогичную вертикальную структуру, отличающуюся от структуры А по существу второстепенным различием контуров фигурок. «Фамильное» сходство обеих фигур достаточно велико, и отношения между ними устанавливаются просто. Если же теперь С сопоставить с D-], то их сходство кажется избыточным, симметрия слишком совершенной. Сравнение с D2, напротив, дает слишком малое сходство. Если отношение между А и В было установлено правильно, то D3 сразу распознается как подходящая к С пара - недостающий четвертый элемент аналогии.

Этот пример из области перцептивного решения задач включает все характеристики подлинного мышления: проблемную ситуацию, продуктивный поиск, надежды и догадки, частичные решения, неприятное ощущение противоречия, внезапное озарение, ведущее к окончательному решению, адекватность которого очевидна, структурные преобразования, возникающие под давлением изменения ситуации в целом, обнаружение элементов сходства между различными образами. Все это, вместе взятое, представляет собой в небольшом масштабе живой опыт, достойный существа, которому дарован разум. Когда решение наконец найдено, мы ощущаем спад напряжения, удовлетворение, покой.

В вычислительной машине все происходит иначе, и не потому, что она не обладает сознанием, а потому, что принцип ее действия в корне иной. Мы

91

поражаемся, когда узнаем, что для того, чтобы научить машину решить задачу по аналогии, экспериментатору "пришлось разработать, пожалуй, одну из самых сложных из всех когда-либо написанных программ". Дли нас эта задача не сложна - она доступна начинающим студентам. Причина такого различия в том, что подобные процессы требуют рассмотрения топологических отношений, а это влечет за собой отбрасывание отношений чисто метрических. Мозг приводится в движение именно такими "топографическими" признаками, так как они дают нам информацию о типовых характеристиках вещей, а не об их конкретных количественных характе­ристиках"*

Как и в шахматах, глобальное перцептивное разбиение на группы обязательно предшествует управляемому правилами перебору - единственному виду деятельности, доступному машине. Как пишет Р.Арнхейм, "топология была открыта перцептивной мощью мозга и рассчитана на перцептивные, а не арифметические его возможности"**.

По-видимому, Минский и Эванс полагают, что человек находит аналогии с помощью правил преобразования, поскольку прогресс в развитии ИИ возможен только в предположении, что человек решает задачи именно таким образом. Но это рассуждение заведомо порочно, поскольку нельзя основывать свой оптимизм на гипотезе, которая в свою очередь подтверждается только тем фактом, что, окажись она верной, оптимизм ее сторонников был бы оправдан.




Начало  Назад  Вперед



Книжный магазин